Л.Толстой и Достоевский

Пожалуйста, подтвердите, что вы человек. Введите слова с картинки и вы сможете продолжить работу с сайтом. При возникновении вопросов свяжитесь с нами по адресу:

Страх смерти обратно пропорционален хорошей жизни. (Л. Н. Толстой)/...

Страх смерти обратно пропорционален хорошей жизни. Толстой Другие, напротив, любят здравый смысл: Наконец, третьи предпочитают в любой ситуации идти на лобовую атаку со своим страхом. Пусть будет самое плохое, наплевать! Мы должны использовать мысль, если хотим правильно оценивать ситуацию и не путать свою фантазию прогноз с реальным положением дел. Настоящее - то единственное, что подлинное существует, остальное же - игра памяти и воображения.

Танатофобия — навязчивый страх смерти, одна из самых а ложной жизни, есть то, что часто люди убивают себя от страха смерти (Лев Толстой).

Скрыть рекламу в статье О страхе смерти Шопенгауэр с юных лет был очень поглощен великими вопросами человеческого бытия. Вопрос о ней был одним из наиболее интересовавших его. Боязнь болезни и смерти была у него так велика, что во время первой холерной эпидемии года он покинул Берлин под влиянием смерти Гегеля, умершего от холеры и переехал во Франкфурт, где не было холеры.

Невозможность избегнуть ее навела его на пессимистическую философию. Во все времена литература, как и философия, была очень занята задачей смерти. Эдмонд Гонкур рассказывает в своем дневнике, что при встречах с товарищами вопрос этот всего чаще составлял предмет их беседы. Вот содержание одной из них: Додэ говорит, что для него это навязчивая идея, отрава жизни, и что он никогда не переходил на новую квартиру без того, чтобы глаза его не поискали места и вида собственного гроба.

Взгляд его никогда не падает на это окно без того, что он не спросил себя, кто первый спустится через него: Да, с этого дня смерть всегда в глубине наших мыслей и часто… ночью, глядя на мою жену, которая не спит, я чувствую, что она думает о ней, как и я, и мы остаемся так, никогда не намекая на то, о чем думаем оба… из чувства стыда, да, известного рода стыда. Из всех современных писателей, бесспорно, всего более занимался задачей о смерти Лев Толстой.

Читатель будет мне благодарен за приведение главных мест, касающихся этого вопроса. Пусть он вспомнит сначала приведенный выше рассказ об осаде Севастополя. Все перед опасностью ощущали страх смерти, но чувство это, особенно у летнего молодого человека, не овладевало всем его существом.

Смерть мужика тоже понятна: Это еще совсем ранний Толстой. Дерево умирает самым правильным образом: Где здесь может быть спасение? Это, может быть, немножко странно звучит для современного человека:

Сейчас я хочу обратить внимание на процитированный Анастасией Георгиевной отрывок из очерка Л.Н. Толстого Исповедь о смерти. Анастасия .

Лев Толстой О смерти и бессмертии. Подборка Максима Орлова, д. Горваль Гомельской области Беларусь. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий. Все сознаём свою жизнь без начала её. А если ей не было начала, то не будет и конца. И я не видал его; и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего.

Страх смерти и смысл жизни

Вергелес, преподаватель кафедры русского языка и литературы Только в больших людях может сочетаться такая простота и в то же время несказуемая значительность. Я бы сказал — величие. Только огромный мыслительский и писательский талант и необычайно расширенное сознание могут создать ту убедительность, которая выражалась во всей фигуре, в жестах и словах Толстого. Черты Толстого могли казаться суровыми.

Слово может и убить, и сделать зло хуже смерти. что для них нет никаких нравственных преград, ни стыда, ни справедливости, ни даже страха.

Вслед за последовательным изложением всех Евангелий Толстой дает свое понимание смысла евангельского учения: Все его сочинения заканчиваются критикой учения Церкви. Церковь воспринимается им как понятие социальное, экономическое, политическое, но не духовное. Толстовство Ещё в молодости, будучи летним офицером, Лев Николаевич сделал в своём дневнике следующую запись: Этой гордой идее Толстой и посвятил всю вторую половину своей жизни от конца х годов до смерти в году.

Итак, в планах Толстого было создание общечеловеческой религии. Толстой разработал особую религиозную идеологию ненасильственного анархизма анархо-пацифизм и христианский анархизм , которая основывалась на рациональном осмыслении христианства. Он также распространял брошюры с описанием своего собственного понимания христианства, далёкого от православного.

Лев Толстой о СМЕРТИ И БЕССМЕРТИИ

Казалось бы, что атеизм Шопенгауэра должен был отделить богом упоенного Толстого от неверующего философа, но квиетизм и пессимизм сроднил их ближе, чем безбожие могло их разъединить. Из утверждения воли онтологической основы мира, по предположению Шопенгауэра , выражающейся в безнравственной борьбе во всей вселенной, немецкий философ посредством софизмов выводит теорию нравственности, основанную на отречении воли. Нравственность — маленький моральный островок в бушующем море страстей и бездушного эгоизма, до которого воля не может дойти: Наша жизнь, говорит он, — сплошное страдание, хоть переменчивое, но неустранимое.

Обычно они думают, что страданий и смерти. Самый страшный страх страх смерти есть, по словам Толстого, страх перед привидением, которого.

Жизнь и творчество Вступление Поколение русских людей, вступившее в сознательную жизнь между восьмидесятыми и девяностыми годами столетия, находится в таком трудном и ответственном положении относительно будущего русской культуры, как, может быть, ни одно из поколений со времени Петра Великого. Во всяком же действии, научно-историческом или художественном, они поневоле сближаются, соединяются, никогда, впрочем, не смешиваясь и не сливаясь окончательно. Толстого и Достоевского, несмотря на глубочайшие западные влияния, сказывается и самобытная русская идея, правда, с меньшей степенью ясности и сознательности, чем идеи общеевропейские.

В этом недостатке ясности и сознания до сей поры заключалась главная слабость учителей славянофильства. Тогда как западники могли указать на общеевропейскую культуру и на подвиг Петра, как на определенный и сознательный идеал, славянофилы обречены были оставаться в области романтических смутных сожалений о прошлом, или столь же романтических и смутных чаяний будущего, могли указать только на чересчур ясные, но неподвижные и омертвевшие исторические формы, или на слишком неясные, бесплотные и туманные дали, на то, что умерло, или на то, что еще не родилось.

Западничество казалось Достоевскому реальнее славянофильства, потому что первое могло указать на определенное явление европейской культуры, тогда как второе, несмотря на все свои поиски, не нашло ничего равноценного, равнозначащего, и, вместе с тем, столь же определенного и законченного в русской культуре. Так думал Достоевский в году. Через шестнадцать лет он уже нашел, казалось ему, это искомое и не найденное славянофилами, определенное, великое явление русской культуры, которое могло быть сознательно, в совершенной ясности, противопоставлено и указано Европе, нашел его во всемирном значении новой, вышедшей из Пушкина, русской литературы.

Анна Каренина есть совершенство, как художественное произведение, с которым ничто подобное из европейских литератур в настоящую эпоху не может сравниться, а во-вторых, и по идее своей это уже нечто наше, наше свое, родное, и именно то самое, что составляет нашу особенность перед европейским миром. В то время слова эти могли казаться дерзкими и самонадеянными; теперь они кажутся нам почти робкими, во всяком случае, недостаточно ясными и определенными.

Достоевский указал в них только на малую часть того всемирного значения, которое открывается нам все с большею и большею ясностью в русской литературе. Для этого надо было видеть, как видели мы, не только законченный рост художественного творчества, но и все трагическое развитие нравственной и религиозной личности Л.

Толстого, надо было понять глубочайшее согласие и глубочайшую противоположность Л. Толстого Достоевскому в их общей преемственности от Пушкина.

СТРАХ СМЕРТИ И СМЫСЛ ЖИЗНИ

Мечников Илья Ильич О страхе смерти Шопенгауэр с юных лет был очень поглощен великими вопросами человеческого бытия. Вопрос о ней был одним из наиболее интересовавших его. Боязнь болезни и смерти была у него так велика, что во время первой холерной эпидемии года он покинул Берлин под влиянием смерти Гегеля, умершего от холеры и переехал во Франкфурт, где не было холеры. Невозможность избегнуть ее навела его на пессимистическую философию. Во все времена литература, как и философия, была очень занята задачей смерти.

Плеханов Г. В. Толстой и природа // Л. Н. Толстой в русской критике: Сб. ст. . Там умирающая барыня обнаруживает большой страх смерти, между тем .

В чем заключается суть процесса умирания — это прекращение существования или же переход на другой уровень бытия? Как преодолеть страх смерти? Остается ли после смерти человека бессмертная душа? Над этими вопросами люди не переставали размышлять на протяжении всей своей истории: Отвечать на них пытались философы в разное времена и в разных странах. Целые философские школы пытались отыскать приемлемый ответ на эти вопросы.

Немного с другой позиции к этим вопросам подходили богословы, которые тоже давали свои варианты ответа. Эти вопросы не перестают интересовать человека и по сей день? Известный философ ХХ столетия С. Кьеркегор написал о моменте смерти так:

О страхе смерти

Жизнь вне страха не просто возможна, а полностью доступна! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!